• Православный календарь

    25 апреля, четверг(12 апреля по ст.ст.)

    Великий Четверток. Воспоминание Тайной Ве́чери. Прп. Василия исп., еп. Парийского (после 754).

    Сщмч. Зинона, еп. Веронийского (ок. 370). Прп. Исаака Сирина, в Сполете Италийском (550). Прмчч. Мины, Давида и Иоанна (после 636). Прп. Анфусы девы (801). Прп. Афанасии игумении (860).

    Прмч. Сергия Крестникова (1938).

    Муромской (XII) и Белыничской (XIII) икон Божией Матери.

    Литургия св. Василия Великого.

    Утр. – Лк., 108 зач. (от полý), XXII, 1–39. Лит. – 1 Кор., 149 зач., XI, 23–32. Ев. составное: Мф., 107 зач., XXVI, 1–20. Ин., 44 зач., XIII, 3–17. Мф., 108 зач. (от полý), XXVI, 21–39. Лк., 109 зач., XXII, 43–45. Мф., 108 зач., XXVI, 40 – XXVII, 2. На умовении ног: Ин., 44 зач., XIII, 1–11. По умовении ног: Ин., 45 зач., XIII, 12–17.

    На утрене кафизм нет (кафизмы отменяются до Недели Фоминой, за исключением 17-й кафизмы на утрене Великой Субботы). «Спаси, Боже, люди Твоя...» не глаголем. По 50-м псалме – канон. По «Благо есть» (читается один раз) – тропарь «Егда славнии ученицы́...» и сугубая ектения. Часы обычные (на 1-м часе паримия). На изобразительных Блаженны читаются.

    Литургия начинается вечерней. Вход с Евангелием. Вместо Херувимской песни, причастна, «Да исполнятся уста наша...», а также во время причащения (вместо «Тело Христово приимите...») – «Вечери Твоея тайныя...». Вместо «Достойно» – ирмос 9-й песни канона: «Странствия Владычня...». Отпуст утрени и литургии: «Иже за превосходящую благость...». Отпуст повечерия и изобразительных: «Христос, Истинный Бог наш...».

    Обычно в Великий Четверг заготовляются запасные Святые Дары на весь год для причащения больных. Чин умовения ног, по традиции, совершается при архиерейском служении.

«Здесь мы видим, что нет предела Божию состраданию, что Он не делит людей на верующих и неверующих, на своих и чужих…» – митрополит Антоний Сурожский

Проповедь митрополита Сурожского Антония (Блума) в 17-ю неделю по Пятидесятнице об исцелении бесноватой дочери хананеянки (Мф. 15, 21-28), произнесённая 11 октября 1981 года.

Хананеянка, которая приступила ко Христу, моля Его исцелить ее беснующуюся дочь, – язычница; и в то время евреи, единственные, кто верил в Единого Бога, не общались с язычниками, сторонились, чуждались их. И вот эта женщина подходит ко Христу; это уже говорит о том, что она в Нем увидела нечто, чего она не видела в других, что она учуяла нечто в Нем: чутьем, сердцем уловила что-то, что внушило ей доверие и сняло с нее страх, что она будет прогнана.

И она обратилась к Нему со словами; которые мы находим также в Евангелии от Марка на устах слепого Вартимея: Иисус, сын Давида!.. Это уже – исповедание веры; конечно, не во Христа как в Сына Божия, но во Христа как рожденного от царственной ветви Давида, из которой должен родиться Спаситель мира: Иисус, сын Давида, помилуй мою дочь! Она беснуется…

А Христос идет Своим путем, молча, не отзываясь на ее крик. И ученики обращаются к Нему: Отпусти ее – она же за нами идет, как бы преследуя нас этим криком надежды и отчаяния… “Отпусти ее” не значит “прогони”; это значит: неужели Ты не пожалеешь? Она же тоже человек – или нет? Или нам чуждаться таковых? Разве человеческое горе в язычниках не так же страшно, мучительно, как и в нас? Отпусти ее как бы с миром…

И Христос говорит: Я не послан ко всем; Я послан к погибшим овцам израильского дома… Хананеянка же отвечает: Господи! Помоги… Она не отвечает на Его замечание, что Он не к ней послан; она просто верит, что Он ее пожалеет; она не спорит; она не утверждает: Как же так – я тоже человек! – нет, она просто верит… И Христос испытывает ее веру еще раз; Он эту веру, конечно, знал; и хананеянка, верно, знала Его прозрение; но ученикам, вероятно, надо было измерить глубину веры, на которую способен язычник. Он ей говорит: Нехорошо отнять хлеб от детей и отдать псам… Эти слова кажутся такими жестокими, беспощадными; мне кажется, что их можно понять, если представить себе Спасителя, опустившего Свой взор – внимательный, вдумчивый, сострадательный взор – к поднятым глазам этой женщины; она слышала эти слова – как она слышала и другие жесткие слова, – но она слышала их и одновременно видела лик Божественной Любви, обращенный к ней. И она отвечает как бы с улыбкой: Да нет, Господи! Ведь и собаки питаются от крупиц, которые падают со стола их хозяев… Это можно сказать только из глубины веры и из сознания, что жесткие слова не исходят из черствого сердца.

И Спаситель тут, как в других случаях, на веру отзывается любовью и Своей властью целить, миловать и спасать: О, жено! Велия вера твоя! Буди тебе, якоже хощеши! – и исцеле дщи ея от того часа… Здесь мы видим еще и еще раз, что нет предела, нет границ Божию состраданию, что Он не делит людей на верующих и неверующих, на своих и чужих; для Него чужих нет – все свои; но вместе с этим Он и ожидает и требует от нас не легковерия, а истинной веры, подвига веры, готовности довериться Богу, но готовности пробиться к Богу, криком, мольбой, верой. И этому мы должны научиться от хананеянки. Аминь.

Антоний (Блум), митр.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Проповеди.

Клин. 2002. Сс. 367-368.

(26)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *